marina_shandar (marina_shandar) wrote,
marina_shandar
marina_shandar

Categories:

Оккупация: разные судьбы






Сегодня - 72 года освобождения города Калинина от немецко-фашистских захватчиков.

Утром, когда я ехала из Заволжья, факел на обелиске Победы еще не горел.
Надеюсь, что его зажгли и огонь будет до позднего вечера напоминать жителям Твери о двух месяцах 1941-го года, когда в городе хозяйничали представители "высшей расы".


16 декабря 1941 года. Советская площадь. Вступление частей Красной Армии в освобожденный город. Фото Бориса Вдовенко

Сегодня мне хочется рассказать о человеке, который прожил в Калинине все время оккупации.

При этом он не только боролся за свое личное выживание (это как раз занимало его немного). Доктор Штемпелин выполнял свой профессиональный долг, работая акушером.
За время оккупации он помог рождению шестидесяти детей.
Я даже не знаю, как он выглядел. Фотографии не осталось.
Я искала ее в музее истории тверского здравоохранения, когда он еще существовал.
Потом не стало и самого музея.
Как все печально....
Что же остается от самых хороших людей?
 

Немецкая оккупация – на мой взгляд, одна из самых темных и малоизученных страниц истории Калинина-Твери.
В меру своих сил я старалась записывать рассказы людей, переживших эти два страшных месяца октября-декабря 1941 года.

Но очень хотелось документальных свидетельств.

Однажды удача улыбнулась: в одном из тверских архивов мне выдали уголовное дело на акушера-гинеколога Вадима Вильгельмовича Штемпелина, заведенное, естественно, органами НКВД. Кто не знает зловещую аббревиатуру – Народного комиссариата внутренних дел.

Понимаю, что следующие мои слова звучат, видимо, жестоко.
Но благодаря тому, что несколько месяцев 1942-го года калининского врача Штемпелина продержали в тюрьме, в начале 21-го века тверской журналист и его читатели получили возможность прочитать хоть какой-то документ об оккупации.

Итак,
 ….садимся в машину времени… пристегнулись, будет заносить,
….на дворе холодный январь 1942 года
… Калинин, город в руинах, трамваи не ходят, хлеб строго по карточкам, в столовых капуста и на первое и на второе
… а в это самое время в здании областного УНКВД идет напряженная работа по разоблачению врагов народа из числа граждан, оставшихся в оккупированном городе.

Одним из проверяемых был очень известный в Калинине человек – врач Штемпелин, за долгие годы работы в Калинине-Твери принявший тысячи детей.

ХРАНИТЬ ВЕЧНО
Дело № 24227
По обвинению Штемпелина Вадима Вильгельмовича по ст. 58
Начато 27 января 1942 г.
Окончено 22 марта 1942 г.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
На арест
Г. Калинин, 7 января 1942 г.
Я, старший уполномоченный отделения УНКВД по Калининской области, сержант госбезопасности АНДРЕЕВ, рассмотрев поступившие в УНКВД материалы о преступной деятельности Штемпелина Вадима Вильгельмовича, проживающего по адресу: гор. Калинин, Школьный пер. дом 8/25

НАШЕЛ:
Штемпелин В.В. (немец) в период оккупации немецкими войсками г. Калинина являлся пособником немцев, работал врачом немецких властей, поддерживал близкие отношения с немцами.
Показаниями свидетелей Штемпелин В.В. изобличается в преступлениях, предусмотренных ст. 58 п. 3 УК РСФСР и, принимая во внимание, что Штемпелин находясь на свободе, может уклониться от суда и следствия,

ПОСТАНОВИЛ:
Штемпелина В.В., проживающего по Школьному пер., подвергнуть аресту и обыску.

И вот в квартиру старого врача, громко топоча сапогами, пришли с обыском и арестом люди в форме.

Обыскивать особенно нечего – единственная комната почти пустая.

Жена, рыдая, сует узелок с бельем, мужа уводят.

И вот Вадим Штемпелин, 1880 года рождения, выпускник медицинского факультета Казанского университета, врач с почти 40-летним стажем, прошедший лазареты Первой мировой войны, затем  заведующий гинекологическим отделением Больничного городка Калинина, а с 1937-го года – врач калининского роддома
№ 3, оказывается в густонаселенной  камере тюрьмы №1, что на площади Гагарина.

Почти два месяца его держат без допросов.
Чекистам некогда – надо отфильтровать практически всех жителей оккупированного Калинина.




декабрь 1941 г. По площади Ленина идут части Красной Армии, освободители города. Здесь не видно, но чуть левее в кадре основание памятника Ленина, вместо фигуры которого установлена фашистская свастика. Фото Бориса Вдовенко
 

Первый допрос Штемпелина проходит только 18 марта 1942 года.

Допрос проводит младший следователь УНКВД Семенов.

ВОПРОС: При каких обстоятельствах вы остались на жительство в оккупированном немцами городе?

ОТВЕТ: Еще до оккупации города Калинина я обращался к зав. Гор. Здравом тов. Цыпину по вопросу эвакуации, на что тов. Цыпин уволить согласия не давал и предлагал панику не поднимать.

Таким образом, я проработал до 13 октября, в этот день как обычно был в роддоме. Работа свертывалась – роженицы отправлялись домой. Со мною вместе находились моя жена, теща 80 лет с 5-летней правнучкой.

Уходить из Калинина пешком я не решился, так как мне уже 60 с лишним лет, я страдаю грудной жабой и склерозом сердечных сосудов.
13-го, 14-го и последующие дни я оставался в роддоме 3 №, скрываясь в убежище от бомбардировок и обстрела.

Дом мой за Волгой сгорел, я остановился на жительство тут же, за Тьмакой, Школьный пер., дом 8, кВ. 18.

Не имея продуктов питания, я вынужден был искать себе работу.

Узнав, что в Больничном городке открыт русский лазарет, я направился туда.

Главврачом лазарета Васильевым я был принят на работу и с 22 октября 1941 года стал исполнять обязанности врача.



Калининский фронт. В госпитале. Фото Бориса Вдовенко

ВОПРОС: Расскажите, где вы еще работали при немцах, и в чем заключалась ваша практическая деятельность?

ОТВЕТ: В лазарете Больничного городка я проработал до 29 октября, затем мне было поручено организовать родильный дом.
 Я приступил к работе.
 Подобрав на Пролетарке здание (бывший родильный дом №2), которое имело печное отопление и не было повреждено бомбардировками, стал в нем организовывать родильный дом.
Инструментов не было, коек тоже, медицинский персонал отсутствовал.
Кое-как все необходимое было собрано, подобран минимальный штат медицинских работников.

Первый родильный дом для оставшихся в оккупированном городе женщин был открыт 11 ноября.

В родильном доме я проработало до прихода частей Красной Армии.

За период пропустил 60 рожениц.

ВСЕ   РОДЫ   ПРОШЛИ   БЛАГОПОЛУЧНО.

Впрочем, младшего следователя Семенова дети не интересовали. Ему надо было знать совсем другое…

ВОПРОС: Вам приходилось посещать гестапо, полицию, жандармерию?

ОТВЕТ: В гестапо я один раз заходил по вопросу вещей, оборудования, которое было расхищено жителями, но потом гестапо все собрало и находилось у квартальных. Со слов одного из квартальных мне стало известно, что имущество выдается только по разрешению немцев. В гестапо я толком ничего не добился.

На следующем допросе, который состоится 22 марта, следователь долго будет расспрашивать доктора о его встречах с жителями оккупированного города, о связях с немцами и преступной деятельности.

Но подследственный отвечает, что ему ничего неизвестно о преступлениях других людей.




Декабрь 1941 г. Калининский фронт. Воины-освободители Калинина. Фото Бориса Вдовенко

Из протокола допроса 1 мая 1942 года:

ВОПРОС: Назовите круг ваших знакомых по работе в родильном доме и на Пролетарке в период оккупации.

В ответ подследственный перечисляет своих коллег – акушерок, санитарок, аптекаря.

Затем тот же вопрос в отношении соседей по коммунальной квартире. Это тоже медики, они же товарищи по работе.

Далее работник НКВД приступает к допросам соседей и коллег Штемпелина.

Из протокола допроса в НКВД Татьяны Герасимовой, 1897 года рождения, акушерки роддома, находившейся в октябре 1941 года вместе со Штемпелиным в подвале родильного дома.

ВОПРОС: Как Штемпелин относился к приходу немцев?

ОТВЕТ: Штемпелин очень боялся прихода немцев. Когда немцы вошли в подвал, жена Штемпелина подняла ужасный крик и, стоя на коленях, просила немцев, чтобы они их не трогали. Штемпелин также был очень напуган.

Из протокола допроса в НКВД Марии Георгиевны Потапьевой, 1901 года рождения, кандидата в члены ВКП(б), врача роддома № 3, соседки Штемпелина по квартире.

ВОПРОС: Охарактеризуйте политические взгляды и настроения Штемпелина.

ОТВЕТ: Антисоветских высказываний я от него не слышала. Он вообще был малоразговорчив, приходил домой с работы и ложился отдыхать.

Из протокола допроса в НКВД Фрины Кузьминичны Арсеньевой, кастелянши эвакогоспиталя, соседки Штемпелина по квартире.

«В период оккупации к Штемпелину приходили роженицы. При мне приходила роженица – жена комиссара, но не застала Штемпелина дома. Я и Потапьева эту женщину успокоили, сказав, что на Пролетарке скоро откроется родильный дом, если потребуется раньше, то помощь ей будет оказана на дому.

ВОПРОС: Какую плату получал Штемпелин, работая в родильном доме в период оккупации?

ОТВЕТ: Насколько мне известно,  как Штемпелин, так и Герасимова с Потапьевой получали за работу в родильном доме полкилограмма печеного хлеба и в пятидневку один раз – сколько-то горелой пшеницы. Никаких других продуктов , по-моему, Штемпелин не получал, так как я у них ничего не видела. Кроме того, Штемпелин очень часто говорил: «Что ж будет дальше, ведь мы все с голоду умрем?»


Старый Волжский мост, разрушенный при отступлении войск оккупантов. Кинохроника декабря 1941 года.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ
О прекращении производства следственного дела

22 марта 1942 года
Я, младший следователь Семенов, нашел:

В процессе следствия установлено, что Штемпелин в период немецкой оккупации города Калинина работал врачом в лазарете Больничного городка, где оказывал медицинскую помощь раненым красноармейцам и гражданскому населению.

Кроме того, организовал на Пролетарке родильный дом и работал главным врачом последнего, обслуживал гражданское население.

О наличии каких-либо связей Штемпелина с немцами следствием
не установлено.

Принимая во внимание, что в процессе следствия достаточных данных для предания суду Штемпелина не добыто, следствие прекратить.

Штемпелина из-под стража освободить.

Это была последняя запись в деле. Дальше идет ряд корешков от вырезанных страниц. Их много – больше десяти.

Что там? Остается только догадываться.

Затем идут тюремные ордера, из которых следует, что доктора Штемпелина  освобождают только 28 мая, спустя два месяца после подписанного следователем освобождения.

Дальше полная темнота.

Что стало со старым врачом после его выхода на свободу, неизвестно. Остался ли он в Калинине, продолжал ли работать в роддоме?

И как он жил с формулировкой «достаточных данных для предания суду не добыто»?


Лидия Петровна Тихомирова на фронте

Коллега Штемпелина Лидия Петровна Тихомирова, врач Больничного городка,  двадцать с лишним лет после войны жила совершенно тихо, честно выполняя свой долг, растя детей и ухаживая за искалеченным в сталинских лагерях мужем.
Благодаря писателю Борису Полевому в 60-е годы она стала знаменитой доктором Верой.

История доктора Штемпелина, честно проработавшего всю оккупацию и принявшего на свет 60 живых и относительно здоровых детей, ничем не хуже подвига «доктора Веры».

Однако о докторе  Штемпелине не знают даже в том роддоме на Пролетарке, в котором он честно проработал всю оккупацию.

Забвение…

Со временем оно поглотило всех.

Последние три поста в моем жж были о калининских медиках, работавших в медицинских учреждениях города во время оккупации.

Спустя десятилетия невозможно понять, почему в глазах советской власти они оказались столь разными.

Все были медиками – людьми крайне нужной обществу профессии, предельно далекой от политики.

Все остались в оккупированном Калинине, работали в медицинских учреждениях, помогали советским гражданам, как мирным, так и военнослужащим.

Однако освобождение города по-разному сказалось на их дальнейших судьбах.

Акушера-гинеколога Штемпелина, по национальности немца, что в то время усугубляло его «вину» перед родиной,  сначала арестовали, но продержав несколько месяцев в  НКВД, отпустили с формулировкой «за недостатком данных для предания суду». Что стало дальше с доктором, неизвестно. От него не осталось даже фотокарточки.

Хирурга Лидию Петровну Тихомирову, жену партийного работника и журналиста, отбывающего срок по политической 58-й статье, также вначале арестовали,  а затем отпустили.
Тихомирова немедленно отправилась на фронт, где до самой победы оперировала раненых бойцов.

Спустя двадцать лет после окончания война калининский врач стала прототипом главной героини романа Бориса Полевого «Доктор Вера» и одноименного фильма.

Лидия Петровна узнала оглушительную славу, которая была ей решительно не нужна.

Медиков  госпиталя для советских офицеров и красноармейцев, действовавшего все два месяца оккупации, Васильева, Гольдбергера, Немыкина, Сурина, Шмелева, после освобождения Калинина арестовали и после следственных действий расстреляли по приговору Военного трибунала как изменников родины, сотрудничавших с врагом.

Тот факт, что немцы отчего-то разрешали существование госпиталя в занятом им городе, видимо, также усугублял «вину» медработников.

В 1957 году все пятеро были полностью реабилитированы.

Это не единственные случаи, когда медиков, оставшихся со своими больными, а не бежавшими куда глаза глядят от выполнения своего профессионального долга, посчитали пособниками врага.

Известна трагедия медработников психиатрической больницы в Бурашеве. В 1990-е годы  на эту тему много писала в газете «Вече Твери» журналист Галина Феоктистова.

Когда осенью 1941 года калининская земля была сдана врагу, врачи, медсестры и санитары остались со своими пациентами.
Как в фильме Евгения Матвеева «Судьба».

В картине героиню Валерии Заклунной, главврача лечебницы, немцы расстреливают вместе с пациентами.

В реальной жизни медиков (в основном женщин) чекисты-освободители отправили на длительные сроки в лагеря.

Полагаю, что это не окончательный перечень медиков, репрессированных после оккупации, даже в пределах Калининской области.

 

 

 


 

Tags: Калинин, Советское прошлое, война, оккупация Калинина, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments