marina_shandar (marina_shandar) wrote,
marina_shandar
marina_shandar

Categories:

Оккупация: врачи и их убийцы







В предыдущем посте (Оккупация: доктор Вера. Подвиг ее бессмертен, имя ее забыто) мы говорили о Лидии Петровне Тихомировой, враче из Калинина, в годы оккупации города работавшей в госпитале для раненых бойцов и офицеров Красной Армии.

Оккупация города Калинина войсками фашистской Германии продолжалась с 14 октября по 16 декабря 1941 года.

Возможно, это самая позорная страница истории города, поскольку он был сдан практически без всякого сопротивления со стороны его властей, которые первыми бежали прочь, бросив на произвол судьбы мирное население.

В занятом немцами городе оставалось жить около 30 тысяч человек. Пережившие то страшное время люди говорят, что жизнь в оккупированном городе была трагедией.




Освобождение города принесет не только радость.

Мирных людей назовут предателями, многих, особенно из числа работавших в немецких органах власти, подвергнут аресту, суду или высылке как пособников врага.

Некоторые так и не вернутся домой.

Такое же подозрительное отношение будет и к медикам, продолжавшим честно выполнять свой профессиональный долг при оккупационной власти.

Эта страница истории города не слишком известна.

Если бы не Борис Полевой и его «Доктор Вера», а потом фильм Вятич-Бережного, мы мало что знали бы о том времени.

Конечно, Борис Полевой в своей книге очень сильно преобразовал действительность, хотя общее представление об атмосфере оккупированного города он дает.




Как же родилась книга Полевого?

По призванию он был газетчиком, и в своих литературных произведениях опирался прежде всего на факты, потом уже домысливая их фантазиями.

Толчком к написанию книги стала статья Н.А. Вишневского, подполковника медицинской службы, «Родина помнит…», опубликованная в «Медицинской газете», номер от 25 февраля 1964 года.
Полевой пишет об этом в предисловии к «Доктору Вере».

Конечно, хотелось бы почитать первоисточники. К которым в первую очередь относятся уголовные дела, заведенные на арестованных вскоре после освобождения города частями Красной Армии.
Это не очень просто. Результат моих поисков не слишком утешителен – на Лидию Тихомирову нет ничего.

Но удалось найти уголовное дело на другого медика, работавшего в оккупированном городе – акушере-гинекологе Вадиме Штемпелине.

Допрошенный в органах НКВД старый врач называет главным врачом русского лазарета Петра Степановича Васильева. Тихомирову не упоминает вовсе.

В целом дело Штемпелина очень интересное, изобилует подробностями жизни и быта того времени. Они ужасны. Можно предположить, что медики работали как каторжные. Ведь на их попечении было 800 раненых, а врачей было всего человек пять и несколько медсестер и фельдшеров.

С питанием было очень и очень плохо. На два дня выделялось от немецкой власти по 350 граммов хлеба и 20-30 граммов крупы. В оккупированном Калинине все жители голодали, и обитатели госпиталя не были исключением.

С риском для жизни жители города ходили на разбомбленный элеватор за зерном, на поля пригородных колхозов за мороженой капустой и картошкой, ели конину. Добывали для своих подопечных пропитание таким образом и медики госпиталя.

Располагался госпиталь красноармейцев в здании Больничного городка, созданного знаменитым калининским врачом Василием Успенским. Сейчас это Первая городская больница.

Разумеется, доктор Вера работала в госпитале не в одиночку, как представил ситуацию писатель Борис Полевой в своей книге «Доктор Вера».



Рядом работали врачи, медсестры, санитары, фельдшеры. И их судьбы сложились намного трагичнее судьбы ставшей знаменитой «доктора Веры».

Вместе с Лидией Петровной рисковали жизнью врачи П.С. Васильев, П.М. Балицкая, Ю.Г. Совмо, Л.П. Лещева, В.В. Штемпелин, фельдшер В.И. Немыкин, медсестры М. Зуева и Е. Халецкая, Т. Самсон, А.В. Козлова, Сурина и другие.

Однажды на одну из моих статей в газете «Тверская жизнь», в которой я тогда работала, откликнулась жительница Литвы Ирина Балтрунене.

Она оказалась внучкой Петра Степановича Васильева, расстрелянного главврача калининского госпиталя.

Мы переписывались. Ирина рассказала, что в семье, как это часто бывает, детям ничего не говорили о погибшем деде. Разум еется, из благих намерений.

Бабушка Ирины, жена Петра Степановича, Муза Алексеевна Самсонова, по профессии также была врачом. Она умерла в 1985 году в Москве. Медиками стали и двое детей Васильева – сын Владимир и дочь Надежда, мама Ирины. На момент нашей переписки Надежда Петровна являлась послушницей монастыря Серафима Саровского в Дивееве под Арзамасом.

Ирина прислала мне копию обложки уголовного дела по обвинению ее отца и других медиков калининского госпиталя. Всех их, кроме одного, обвиняли в совершении преступлений, предусмотренных статьей 58-1 пункт «б» УК РСФСР.

По пункту «а» 58-1 обвиняли одного человека.

Что же это за статьи и пункты? Самые страшные.

Статья 58-1 пункт «а» - измена родине, т.е. действия, совершенные гражданами СССР в ущерб военной мощи СССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу.

Статья 58-1 пункт «б» - те же преступления, совершенные военнослужащими.

Мера наказания по пункту «а» – расстрел с конфискацией всего имущества, при смягчающих обстоятельствах – лишение свободы на срок 10 лет.
По пункту «б» - только расстрел с конфискацией.

С помощью Ирины Балтрунене мне удалось найти списки расстрелянных калининских медиков. Информация находится на сайте http://www.memo.ru/memory/communarka//

Вот что я там нашла, относящееся к Калинину.

Списки расстрелянных сотрудников калининского госпиталя:

ВАСИЛЬЕВ Петр Степанович. Род. В 1895 н., село Причестенское Гавриловского р-на Чкаловской обл., русский, б\п, обр. высшее, врач-бактериолог Калининского военного госпиталя, военврач 2 ранга, прож. В Ташкенте, ул. Школьная, д.6, кВ. 1.
Арест. 10.02.1942. Приговорен Военным трибуналом МВО и МЗО 17.06.1942 г. по обв. В службе немецким оккупантам и к.-р. Агитации среди советских военнопленных. Расстрелян 22.09.1942 г. Реабилитирован 18.04.1957.

ГОЛЬДБЕРГЕР Владимир Григорьевич. Род. 1895 , г. Елтава (Чехословакия), еврей, член ВКП(б), обр. низшее, военком 49 ЭП, 30 армии, находился на излечении в Калининском военном госпитале, прож. В Калинине, ул. Софьи Перовской, д. 55, кВ. 19.
Арест. 10.02.1942. Приговорен Военным трибуналом МВО и МЗО 17.06.1942 по обв. в службе немецким оккупантам и к.-р. Агитации среди советских военнопленных. Расстрелян 21.07.1942. Реабилитирован 18.02.1957.

НЕМЫТИН Василий Иванович. Род. 1904, с. Теньковка Тагайского р-на Куйбышевской обл., русский, б\п, обр. среднее, медфельдшер Калининского военного госпиталя, прож. В Ташкенте.
Арест. 4.02.1942. Приговорен Военным трибуналом МВО и МЗО 17.06.1942 по обв. в службе немецким оккупантам и к.-р. Агитации среди советских военнопленных. Расстрелян 22.08.1942 г. Реабилитирован 18.04.1957.

СУРИН Леонид Аркадьевич. Род. 1882, г. Калинин, русский, обр. среднее, подполковник царской армии, кассир военного госпиталя, прож. в Калинине.
Арест. 11.02.1942. Приговорен Военным трибуналом МВО и МЗО 17.06.1942 по обв. в службе немецким оккупантам и к.-р. Агитации среди советских военнопленных. Расстрелян 22.08.1942. Реабилитирован 18.04.1957.

ШМЕЛЕВ Михаил Васильевич. Род. 1906, д. Федоровская Киржацкого р-на Ивановской обл., русский, б\п, обр. среднее. Старшина-писарь Калининского военного госпиталя, прож. в Калинине, ул. Софьи Перовской, д. 55/19.
Арест. 10.02.1942. . Приговорен Военным трибуналом МВО и МЗО 17.06.1942 по обв. в службе немецким оккупантам и к.-р. Агитации среди советских военнопленных. Расстрелян 22.08.1942. Реабилитирован 18.04.1957.
Вот так печально завершили свой жизненный путь калининские медики, с риском для жизни выполнявшие свой профессиональный долг.




Лидия Петровна Тихомирова также была арестована сотрудниками НКВД. В своей биографии она пишет, что в период с декабря 1941 года по май 1942 г. находилась в Грязевском спецлагере.

Ее отпустили, а других нет...

Знавшие Лидию Петровну люди рассказывают, что она была по-настоящему скромным человеком и повышенное внимание окружающих после выхода книги и фильма ее очень тяготило.

Она жаловалась: «Мне стало трудно жить. Откроешь дверь – пионеры стоят, смотрят на тебя как на ожившего Чапаева».

Думается, Лидия Петровна была искренней в своем неприятии нагрянувшей славы.

Во-первых, хвалили ее за то, за что чуть не расстреляли.

А во-вторых, она была не доктором Верой Трешниковой, а доктором Лидией Тихомировой, о чем никогда не забывала.

И, конечно, она помнила о своих товарищах по госпиталю, расстрелянных освободителями Калинина.

Она могла стоять вместе с ними в том же сыром подвале, у той же стенки. Только за то, что выполняла свой долг врача.

Но рассказывать об этом пионерам было нельзя.

Еще одному медику повезло выйти из советской тюрьмы.

Это уже упоминаемый Вадим Штемпелин, акушер-гинеколог.

Ведь дети рождались и в оккупированном городе, и старый врач (на момент оккупации ему было более 70 лет) продолжал помогать женщинам и их детям.

Расскажу о нем в следующий раз.

Продолжение следует
Tags: Калинин, Полевой, Советское прошлое, война, оккупация Калинина, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments