marina_shandar (marina_shandar) wrote,
marina_shandar
marina_shandar

Category:

Деньги липли к рукам



Новый транш моей практически бесконечной саги "Женщина и неволя" про бытовую уголовщину 50-х, причем женскую.

Звериный лик сталинизма, сами понимаете. Женщин сажали почем зря. И каких!

Впрочем, могут быть разные мнения...

Уже и в газете было пропечатано - "Тверской курьер" от 22 ноября.






Женщина и неволя

Деньги липли к рукам

Как сажали женщин при Сталине

Продолжение повествования о наших соотечественницах, угодивших за решетку в 50-е годы прошлого века.

Бытует мнение, что при социалистической экономике, тем более в ее сталинском варианте все жили строго по линеечке, не отступая ни влево, ни вправо от закона, в отличие от рыночной вакханалии наших дней. Безусловно, это заблуждение. И в то строгое время граждане умудрялись комбинировать с казенным имуществом и финансами. Подтверждение чему – уголовные дела в отношении юных и не очень советских девушек и женщин, угодивших в лагерные зоны за невинные вроде бы махинации с подотчетными им финансами.

Вот, например, какое дело было рассмотрено весной 1952 года судебной коллегией по уголовным делам Калининского областного суда.

Город Калинин.

На скамье подсудимых находилась 24-летняя Анна Семеновна Арсеньева. До ареста молодая женщина трудилась бухгалтером домоуправления № 2 Новопромышленного района города Калинина. Незадолго до ареста Анна стала матерью, растила маленького (грудного) ребенка, а еще у нее была старенькая мама.

Чем же провинилась перед законом эта женщина? Как установило следствие, Анна «с марта месяца 1951 по 31 марта 1952 года занималась присвоением государственных средств, получаемой с квартиросъемщиков квартплаты. Всего присвоено 772 рубля». Это примерно месячная зарплата бухгалтера.



Чтобы как-то замести следы преступления, бухгалтер Арсеньева выписывала фиктивные квитанции, оформляла двойные проводки, но со временем попалась.

Народный суд 1-го участка Новопромышленного района расценил действия Анны на десять лет заключения исправительно-трудовых лагерей.

Анна обратилась в областной суд. Своей вины не отрицала, просила учесть молодой возраст, наличие грудного ребенка, престарелой матери и снизить срок. Но судебная коллегия не нашла оснований к снижению срока.

Что стало с ее близкими?

Город Ржев.

Аналогичное дело рассматривалось в августе 1951 года также в стенах областного суда.





С жалобой в суд обратились сразу три работницы Ржевского домоуправления. 29-летняя Клавдия Грибенникова, 27-летняя Вера Веселова и 23-летняя Нина Сырейщикова. Вера и Нина служили в домоуправлении бухгалтерами, Клавдия – кассиром. Народный суд 1-го участка г. Ржева отправил подруг на лесоповал. Сроки девушки получили более чем серьезные: Грибенниковой дали пятнадцать лет, Веселовой – тринадцать, а Сырейщиковой – двенадцать. Причем все сроки сопровождались конфискацией имущества.



Следствие установило, что подружки систематически по сговору в период 1950-51 гг. присваивали деньги, собранные с граждан в виде квартплаты. Всего было доказано хищений на весьма крупную сумму в 22 459 рублей. Виновность девушек подтверждалась документально и показаниями свидетелей, признали вину и осужденные.

Несмотря на признание вины, все три осужденные работницы домоуправления молили суд о снисхождении и о полной отмене приговора. Однако судебная коллегия не нашла оснований к отмене по мотивам, указанным в жалобе…



Не каждому человеку удавалось избежать искушения легким обогащением, постоянно имея дело с «живыми» деньгами.

Помимо кассирш домоуправлений, ежедневную выручку имели кассиры очагов культуры. Кто бы мог подумать, что у работников кинотеатров такая опасная работа….

В августе 1951 года нарсуд 1-го участка Бологовского района отправил в лагеря на долгие десять лет гражданку Белову Марию Васильевну, 1930 года рождения, без поражения в правах, но зато с конфискацией имущества и взысканием 1780 рублей 50 копеек в пользу местного отделения кинофикации.

До суда и ареста 21-летняя Мария Белова трудилась кассиром в клубе воинской части № 68586. Отличное место для молодой девушки! Кино и мужчины – что может быть лучше в нищей послевоенной стране!

Казалось бы, еще немного и зазвучит марш Мендельсона, унося бологовскую барышню в новую прекрасную жизнь.



Что же заставило Марию ступить на путь нарушения закона и заняться присвоением вырученных от продажи билетов денег? Может быть, семейные обстоятельства – мать-инвалид и маленькие сестренки? Все они хотели есть и с надеждой смотрели на старшую сестру.

Мария делала все, что могла. И вот результат… Десять долгих лет заключения вдали от семьи наедине с тяжелыми мыслями. Мария обращалась с жалобой в областной суд, но приговор районного суда был оставлен в силе. От души жаль и осужденную кассиршу, и ее несчастное семейство.

Годом позже в том же Бологовском районе отправилась по этапу еще одна труженица кинопроката.



Александра Николаевна Гуляева работала киномехаником и кассиром кинопередвижки, допустила недостачу по билетам на сумму 887 рублей. Женщине также вменялось в вину неоприходование 1000 штук билетов на сумму 2500 рублей. Общая сумма недостачи достигла весьма крупной суммы в 3387 рублей.

На предварительном следствии Гуляева признала вину и показала, что 600 рублей потратила на покупку отреза ткани для себя, сообщила также, что продажу билетов доверяла посторонним лицам. Знаем мы, как выбивали показания на следствиях....

В суде от своих показаний Гуляева отказалась. Более того – женщина утверждала, что вовсе не получала эту 1000 билетов.

Суд первой инстанции приговорил кассира Гуляеву на длительный срок заключения, однако – редкое дело – прокурор вступился за осужденную и просил отменить дело, направив его на новое рассмотрение. Но суд оставил суровый приговор в силе…


А по этому делу были осуждены связистки.

Каменский район.

Три молодые женщины – Тамара Семенова, 25 лет, Тамара Дроздова 21 год и Людмила Смыслова, 24 лет были осуждены на серьезные сроки от десяти до двенадцати лет. Барышни трудились в Каменской конторе связи бухгалтером и счетоводами.



Как установило следствие, «по договоренности систематически присваивали денежные средства, полученные с граждан за радиоприемники и с владельцев радиоточек». За три года – с 1948 по 1951 за радиоприемники набежало 2598 рублей. Навар с радиоточек был гуще. За четыре месяца 1951 года подельницы присвоили 6834 рублей.

Все трое жаловались на чрезмерно суровые приговоры в областной суд, просили учесть их молодой возраст и первую судимость. Но ни одна из осужденных не получила снисхождения.

В наше время криминальные сводки то и дело сообщают о мошенницах. Представляясь сотрудниками социальных служб, они выманивают у простодушных граждан деньги. Оказывается, промысел этот со стажем.

Вот какое дело слушалось в суде Новоторжского района летом 1951 года.

Судилась 18-летняя Зоя Шмелева.

По делу было установлено, что в мае 1951 года Шмелева явилась в Тимофеевский сельсовет, где отрекомендовалась сотрудницей райсобеса и широко пообещала пенсионерам увеличить пенсии.

Благодарные жители несли доброй девушке что могли. Гражданка Позднякова подарила жакет, Малинина 4 рубля, Леонова десяток яичек. Кроме того, Шмелева прошлась по домам и прихватила приглянувшиеся ей вещи. У одной женщины взяла головной платок и два метра мануфактуры, в другом доме вещей набрала аж на 2300 рублей.




Деяния лжеработницы собеса суд оценил в шесть лет лишения свободы. Шмелева писала жалобу в областной суд, где указывала на свой молодой возраст, сообщала, что все вещи возвращены и просила смягчить наказание. Но ответом ей была стандартная формулировка: «Приговор народного суда оставить в силе, а жалобу без удовлетворения».

Молодотудский район
.
Еще одна растратчица. Татьяна Матвеевна Москвина, 28 лет, работала счетоводом-кассиром Молодотудской санэпидемстанции.

Следствие установило, что пользуясь халатностью заведующей станцией, женщина систематически занималась присвоением государственных средств. За период с января 1947 по март 1949 года Татьяна присвоила и растратила астрономическую по тем временам сумму в размере свыше 25 000 рублей.

Испугавшись ответственности, Москвина скрылась от суда, где-то пряталась более года, но в августе 1950 года была задержана и предстала перед судом. Похоже, что за время скитаний Татьяна Матвеевна успела наладить личную жизнь, поскольку перед судом предстала под двойной фамилией Васильева-Москвина. А еще у нее был маленький ребенок.



По Указу от 4 июня 1947 года «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» счетовод Москвина получила десять лет лагерей с конфискацией имущества. Кроме того, суд постановил взыскать 25 тысяч рублей в счет погашения похищенного.

Жалобы Васильевой-Москвиной остались без удовлетворения.

Кашинский район.

Отсюда в места с более суровым климатом в январе 1951 года отправилась 30-летняя Анна Клюшина.

До суда и ареста Клюшина работала налоговым агентом Марининского сельсовета, занималась присвоением и растратой государственных средств, а проще говоря понемногу утаивала деньги от собранных у населения налогов.
Общая сумма присвоенного составила 1100 рублей. Приговор суда – десять лет лагерей. Дома у Клюшиной остался годовалый ребенок…


Что побуждало женщин – кассиров, счетоводов, налоговых агентов совершать хищения? Вряд ли только жажда наживы. Возможно, система учета и контроля была несовершенна, и малоопытным работницам казалось, что если взять немножко, то никто и не заметит… Деньги сами липли к рукам…

Однако возмездие рано или поздно настигало если не всех, то многих. Расплачиваться за купленные туфли, платья, красивые прически приходилось годами, проведенными в тяжелых условиях лишения свободы. Страдали и дети, и родители. Некоторый шанс облегчить свою участь имелся у женщин, подпадавших под действие знаменитой амнистии 1953 года, о чем мы расскажем в следующий раз.


Tags: Уголовное прошлое, женщина и неволя, суд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments