marina_shandar (marina_shandar) wrote,
marina_shandar
marina_shandar

Categories:

Срок больше чем жизнь

За совершенное по глупости преступление подросток расплатился своей сломанной жизнью

Эта криминальная история произошла в Калинине много лет назад. Ничего загадочного или таинственного в ней нет. В сущности, это рядовое преступление, раскрыть которое работникам уголовного розыска вряд ли было очень сложно. Но если вдуматься, то это страшное дело, уничтожившее двух только начинающих жизненный путь советских человека. Один погиб, а второй с малых лет пошел по лагерному этапу, откуда, увы, уже не нашел обратного хода в нормальную честную жизнь.

В конце декабря 1955 года судебная коллегия по уголовным делам Калининского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по обвинению двух граждан в совершении преступлений. Оба подсудимых были очень и очень молоды, совсем мальчишки. Оба носили одно и тоже имя – Вячеслав, Слава, были схожими и фамилии ребят. Славе Кайкову только что исполнилось шестнадцать лет, его подельнику Славе Коткову недавно стукнуло всего тринадцать. В наше время уголовная ответственность наступает в четырнадцать лет, так что самое большее наказание, которое может понести малолетний вор или даже убийца, это помещение в спецшколу либо в Центр временной изоляции. Но в суровые сталинские и послесталинские времена, реально сажать и даже расстреливать начинали с двенадцати лет.

Старший из обвиняемых мальчишек учился в седьмом классе школы, младший – в четвертом. Оба жили в центре Калинина, один в доме по Кооперативному переулку (ныне Тверскому проспекту), другой – на бульваре Радищева.

Что же такое могли совершить эти ребята, раз ими занимались серьезные люди в погонах?

Из приговора Калининского областного суда:
5 ноября 1955 года подростки Олег Сущев, 13 лет и Вячеслав Кайков, 16 лет, договорились выпить водки 7 ноября 1955 года, о чем сказали Коткову Вячеславу, 13 лет. С этой целью они собрали вскладчину 25 рублей и купили поллитра водки, которую принесли на квартиру к Кайкову.


В наше время, пожалуй, уже необходимо уточнять, что в Советском Союзе седьмого ноября праздновалась годовщина совершения Великой Октябрьской социалистической революции – главный праздник страны. Возможно, не будет лишним добавить, что социалистическая революция произошла в ночь с 7 на 8 ноября (по старому стилю в ночь с 25 на 26 октября) 1917 года в городе Петрограде (затем Ленинграде, а ныне Санкт-Петербурге). В результате революционных действий власть в стране кардинально поменялась. Формально она стала принадлежать не династии Романовых или Временному правительству, а Советам – выборным органам рабочих, крестьян или военнослужащих.

Празднование очередной годовщины революции проходило торжественно и включало проведение шествий-демонстраций трудящихся по центральным улицам и площадям населенных пунктов, а также митингов. Не был исключением и город Калинин. Здесь работники предприятий шествовали колоннами, двигаясь по направлению от окраин города к центру. Кульминацией демонстрации было шествие по улице Советской к Советской же площади, где на специально выстроенной трибуне граждан приветствовали руководители партийных и советских органов. После многократных дружных криков «Ура!» демонстранты доходили до конца Советской улицы и рассеивались по местам неформального празднования.

Участие в демонстрации являлось обязательным для каждого гражданина. Подростки школьного возраста, тем более ученики 4-го или 7-го классов, вряд ли в обязательном порядке должны были являться на демонстрацию. Дети, как правило, участвовали в шествиях вместе с родителями. Обычно их брали на другую – первомайскую демонстрацию, когда погода устанавливалась весенняя.

У Славы Коткова отца не было, мать от демонстраций уклонялась. Мать Славы Кайкова утром 7 ноября тоже находилась дома, отмечать красный день календаря она начала в обществе сына и его друзей.



Из приговора Калининского областного суда:
7 ноября 1955 года примерно в 9 часов утра Котков, Кайков и Сущев собрались на квартире у Кайковых, где они вместе с матерью Кайкова распили эту водку. При этом каждый из подростков выпил по 100 граммов водки.
После этого они – Кайков, Котков и Сущев – направились в кинотеатр «Звезда» в кино. В фойе кинотеатра они встретили своего знакомого Карпова, а потом Быстрова.
Во время просмотра фильма Кайков предложил Коткову совершить грабеж. При этом Кайков сказал Коткову: «Давай показачим на поллитра». В ответ на это Котков достал из кармана складной нож и показал его Кайкову.
После сеанса Котков, Кайков, Сущев, Карпов и Быстров все вместе вышли из кинотеатра и направились по улице Вольного Новгорода. Не доходя до здания академии им. Молотова, Кайков увидел, как из ворот строительства нового моста через реку Волгу вышли двое подростков Петров 13 лет и Васильев 11 лет. Тогда Кайков, обращаясь к Коткову, сказал, указывая на Васильева и Петрова: «Вот этих».
После этого Кайков первым подбежал к Васильеву и спросил его: «Деньги есть?», но Васильев отбежал от них. Тогда Кайков подбежал к Петрову. К нему же подошел Котков. Котков и Кайков спросили у него, есть ли деньги. Петров сказал, что денег у него нет. В ответ на это Котков имеющимся у него перочинным ножом ударил Петрова в левый пах, после чего крикнул «Бежим!» По его сигналу вся группа с места происшествия скрылась.
Петров после полученного ранения отбежал от места нападения несколько метров и упал. Будучи через некоторое время доставленным в больницу, Петров скончался.
По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Петрова наступила от малокровия головного мозга, потери крови и травматического шока вследствие ножевого ранения левой бедренной артерии.


Все это происходило днем седьмого ноября, когда демонстрация трудящихся еще продолжала свое шествие по городским магистралям, и окрестные улицы оглашались многократными криками «Ура!» Тринадцатилетний мальчик умирал в центре города от нелепого ранения, нанесенного ему перочинным ножиком, который тогда носил в кармане каждый мальчишка. Убийцей стал его ровесник, такой же мальчишка, возможно, даже знакомый, из соседнего двора. Вряд ли Котков замышлял убийство, скорее всего, он просто махнул ножом, но попал точно в вену, отчего началось сильное кровотечение, остановить которое врачи не смогли или не успели.

Найти преступников, наверное, было не очень трудно. В день проведения массовых мероприятий сотрудники правоохранительных органов работали в режиме повышенной боевой готовности – милиция, органы безопасности во избежание политических провокаций или иных инцидентов дежурили возле каждого дома в центре Калинина. Наверняка тщательно охранялось строительство Нового моста. Кто же мог предположить, что в самом центре города в день седьмого ноября один ребенок зарежет другого?

Коткова задержали 10 ноября, Кайкова – четыре дня спустя. Их обоих опознал второй мальчик, которому так счастливо удалось избежать смерти. Остальные ребята – Сущев, Карпов и Быстров проходили по делу свидетелями, а ведь еще немного, и они также сели бы на скамью подсудимых.

Судебное заседание проходило в течение двух дней. Обоим ребятам инкриминировали Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 года «Об усилении охраны личной собственности граждан», то есть знаменитый Указ «четыре шестых», конкретно часть 2 статьи 2 «Разбой, соединенный с насилием, совершенный шайкой». По этой статье полагалось от 15 до 20 лет лишения свободы. Койкова, кроме того, судили по статье 136 пункт а части 1 УК РСФСР (убийство).

Вердикт суда был таким. Славе Кайкову, все участие которого в разбое заключалось в произнесении фразы «Деньги есть?», дали пятнадцать лет исправительно-трудовых лагерей, что всего на год меньше, чем он прожил на белом свете. Надолго запомнился ему свой шестнадцатый день рождения!

Еще более чудовищным выглядит приговор, вынесенный другому участнику преступления. 13-летнего Славу Коткова осудили на двадцать лет заключения в исправительно-трудовых лагерях. Из текста приговора видно, что за убийство мальчика Коткову по статье 136 УК РСФСР дали десять лет, а за разбойное нападение (вымогательство денег, которых у его жертвы не было) – двадцать.

Оба приговора вступили в законную силу.


Сторона защиты

«Слава Котков отбывал срок на Шпицбергене»

Описываемые события происходили почти шестьдесят лет назад и, казалось бы, давно стали достоянием судебного архива и преданиями отдельных семей. Однако в Твери живет человек, который очень хорошо помнит процесс по делу двух подростков, более того, был его непосредственным участником. Это Мария Ивановна Дуксова, адвокат с 65-летним стажем работы, лауреат золотой медали имени Федора Плевако. В 1955 году Мария Ивановна, тогда начинающий работник правосудия, вела защиту Вячеслава Коткова. Свое давнее дело она сразу же вспомнила:
- Слава Котков? Убийство с разбоем? Помню отлично! Его судили по Указу 1947 года. Помните фильм «Место встречи изменить нельзя»? Там действовала банда «Черная кошка». Так вот, этот указ и был принят для борьбы с бандитизмом, в послевоенное время он был очень развит.
- Каким вам запомнился ваш подзащитный?
- Слава был невысокий, худенький подросток, таким и остался на всю жизнь, он не вырос. Отец у него погиб на фронте, мать нигде не работала, была спекулянткой. Почему я говорю, что он не вырос? Я же у него стала семейным адвокатом. Свой первый срок Слава отбывал на острове Шпицбергене, откуда вернулся закоренелым уголовником. Снова совершил преступление, сел, вышел, опять сел. И всегда обращался за помощью ко мне.
- Какие преступления он совершал?
- Грабежи, кражи. Помню, он с братом Юрием совершил попытку нападения на инкассатора, причем прямо на площади Ленина в Калинине. Попытка была неудачной. Во время суда Слава лег на пол, задрал ноги и пропел суду песню «Катюша».
- Как могли 13-летнему подростку дать двадцать лет лагерей?
- Согласно действующему тогда законодательству уголовная ответственность наступала с 12-летнего возраста, причем детей судили наравне с взрослыми. Пройдет немного времени, и несовершеннолетних будут судить отдельно и давать гораздо меньше. Но в 1955 году законы действовали такие. Я, как защитник, сделала для Славы все возможное.

Фамилии подсудимых изменены
Tags: Уголовное прошлое
Subscribe

  • Люди на мосту

    Прага, Прага... Прошла информация, что власти столицы Чехии города Праги намерены запретить распевание песен и музицирование непосредственно на…

  • На водах

    Как хочется куда-нибудь поехать! Но это чуть позже. А пока можно повспоминать, как здорово ездить по белу свету. Когда я работала в одной…

  • Дело двадцати семи или По следам черного "воронка"

    Часть III. Продолжаем искать в Твери 21-го века следы Калинина 1937 года. Это не очень трудно. В помощь нам - архивно-следственное дело 80-летней…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments